Это вам поможет

Станьте заодно с Творцом
Как я исцеляю
Чудесные исцеления
Используйте для лечения мои символы энергий
Гармонизируйте свое энергоинформационное поле
Техника «Исцеление и защита»
Лечение моей фотографией
Как использовать лечебный сеанс видео
Как использовать лечебный сеанс аудио
Лечение «заряженной» водой
Какой инструмент исцеления выбрать

Чудесные исцеления

ЧУДЕСНЫЕ ИСЦЕЛЕНИЯ

Помню, много лет назад ко мне приехал отец одной молодой женщины. Он рассказал, что у его дочери почти распался шестой шейный позвонок – со всеми  вытекающими отсюда последствиями. Кусочек спинного мозга у нее «обнажился», любое движение могло привести к парезу, то есть частичному параличу. Несчастная лежала в Кремлевской больнице «на растяжке»: к ее голове и спине была прикреплена металлическая рама, жестко фиксирующая шею в неподвижном положении. Врачи не знали, как ей помочь: восстановить позвонок из того, что от него осталось, они не могли, хирургическая операция тоже ничего не решала. Надеяться можно было только на чудо…

Когда я приехал в больницу и «посмотрел» на женщину, понял, что никогда не сталкивался со столь тяжелым заболеванием. Никаких идей по поводу того, что здесь можно сделать, у меня не было.

Я стоял возле ее кровати и молчал.

Она смотрела на меня со слезами, взглядом, полным надежды. За моей спиной тяжело дышал ее старый отец.

Я знал, что приехал сюда не зря, что могу помочь, что сила моего Дара в этом случае действенна. Но как ее использовать?

‒ Как вас зовут? – тихо спросил я.

‒ Таня.

‒ Сколько вам лет?

‒ Двадцать три года

Бог мой, всего двадцать три года – а она уже никогда не поднимется с постели, не избавится от этой ужасной рамы на голове! Возможности моего Дара были для нее последней надеждой на спасение, а я не знал, что мне делать!..

Я внутренне затих и прислушался к себе. Ответ должен был прийти – моя вера, мое искреннее желание помочь говорили мне об этом…

 Восемьдесят лет назад мастер по ремонту электрооборудования одной из краснодарских больниц Семен Кирлиан случайно сделал великое открытие. Из чистого любопытства он поместил в электрическое поле высокой частоты физиотерапевтического прибора монетку и сфотографировал ее. На фото запечатлелось изображение не только монеты, но и ее энергоинформационного поля. Оказалось, что токи высокой частоты выявляют на фотоснимках ауры любых – и «живых», и «неживых» ‒ объектов. Электротехник посвятил свою жизнь фотоизучению энергоинформационных полей, в том числе и поля человека, и стал всемирно известным ученым. Одно из открытий, которое он сделал в своих экспериментах, заключалось в следующем. Если, следуя методу Кирлиана, сфотографировать древесный лист, а потом оторвать от него кусочек и снова сделать снимок, то полученные изображения аур целого и «изуродованного» листа будут одинаковы. Энергоинформационная матрица оторванной части не «отрывается» ‒ остается «на месте»! Это означает, что если бы лист мог нарастить заново оторванную часть, то она бы восстановилась в соответствии с сохраненной полевой информацией – один  к одному!

 Энергоинформационная матрица разрушенного позвонка у Тани не изменилась, не разрушилась, не распалась. Это раз. Любая живая материя имеет способность к регенерации, но не всегда ее проявляет. Это два… Я понял, как мне надо лечить мою пациентку. Я сделаю так, чтобы мой Дар помог ее организму вырастить шестой шейный позвонок заново. И будет он точно такой же, что и прежде, – ведь его полевая форма сохранилась!

Раньше мне не приходилось заниматься такими вещами, но, когда я понял принцип лечения, пришло и знание того, как надо исцелять.

‒ Когда у вас день рождения, Танечка? – оживившись, спросил я.

‒ Не скоро, ‒ тихо ответила она. – Через полгода.

‒ Ну что ж, сейчас мы начнем лечение, а через полгода станцуем в ресторане на вашем дне рождения!

Она только слабо улыбнулась в ответ. А я начал сеанс исцеления.

Для того чтобы инициировать «программу» роста костной ткани, я в процессе нашего с Таней взаимодействия создавал мысленный образ восстановления целого, здорового шейного позвонка. В нашем общем поле исцеляющего единства этот образ как бы диктовал организму, что нужно «делать», формулировал ему тактические задачи и определял стратегическую цель. Когда точно, поэтапно описан процесс достижения реальной цели, то появляются и средства – в такой сложнейшей системе, как человеческий организм, они есть, мы просто не знаем его резервных возможностей.

  В результате костная ткань росла в соответствии с сохранившейся матрицей распавшегося позвонка. 

                 Я приезжал в Кремлевскую больницу почти каждый день. А в то время главным врачом в ней был академик Евгений Чазов – ярый противник экстрасенсорного целительства. Где-то через пару месяцев после того, как я начал лечить Таню, он случайно узнал о моих сеансах. Его возмущению не было предела. Он ворвался к несчастной женщине в палату, затопал ногами и закричал:

‒ Если я еще раз увижу здесь этого шарлатана, то вызову «перевозку»! Вас отвезут в районную больницу! Здесь вы лечиться не будете!

Но угрожать моей пациентке отказом в лечении в престижной больнице было уже поздно – Таня уверенно шла на поправку и вполне могла обходиться без помощи «кремлевских» врачей. Костная ткань быстро восстанавливалась, и еще за неделю до скандала, который поднял главврач «кремлевки», женщину освободили от металлической рамы, заменили ее воротниковым корсетом. Таня  стала вставать с постели, гуляла по палате.

Через пару недель она выписалась из больницы. Рентгеновские снимки шестого шейного позвонка показывали: он был на месте.

Свой очередной день рождения Таня справляла в ресторане. Я был среди ее гостей, и когда оркестр заиграл что-то быстрое и веселое, подошел к имениннице и пригласил ее на танец. Как я когда-то и обещал своей пациентке, в день ее рождения мы лихо отплясывали с ней посреди ресторанного зала.

***

Совсем недавно ко мне на прием пришла женщина средних лет, очень взволнованная. За собой она буквально тащила за руку здоровенного, высокого, но чрезвычайно апатичного парня лет двадцати.

‒ Мать, ну ты чего, ‒ гудел он. – Не нужен мне никакой экстрасенс…

‒ Вот, привела! – возбужденно говорила женщина. – Идти ни в какую не хотел!

Я предложил им сесть. Парень, широко расставив ноги, расслабленно развалился на стуле и стал равнодушно смотреть в окно. Нельзя сказать, что он вел себя вызывающе – его просто ничто не интересовало. Он не проявил любопытства ни к незнакомой обстановке помещения (он даже не огляделся), ни ко мне, ни к тому, что рассказывала о нем «экстрасенсу» мать. Порой равнодушие в его взгляде сменялось растерянностью – как будто он забывал, кто он есть, где находится, зачем пришел.

‒ Помогите! – торопливо и горячо причитала его мать. – Не отлипает от компьютера! Днями и ночами за ним сидит! Не спит, не ест, ничего не видит, не слышит, ничего не хочет! Учебу забросил, девушку свою забыл! Пропадает парень!

Сын тяжело посмотрел на нее и ухмыльнулся:

‒ «Пропадает»… Ну, ты даешь!..

Я понял, в чем проблема, и попросил чересчур эмоциональную маму подождать в приемной. Когда она вышла, спросил:

‒ Почему вы так увлеклись компьютером?

‒ Ну, там всегда что-то новое… ‒ настороженно посмотрел на меня парень.  – Интересно.

‒ Где «там»? – не отставал я. ‒ В Интернете? Чем вы конкретно занимаетесь в Сети – веб-дизайном, программированием, просто общаетесь в чатах?

‒ Да играю я! – раздраженно ответил парень. ‒ И не в сети, а просто, с диска. А в Интернет редко захожу.

‒ А во что вы играете?

Парень оживился:

‒ Я разные игры покупаю: квесты люблю, стрелялки, симуляторы. Мне все нравится. Ведь там… ‒ Он опомнился, запнулся, а потом с вызывающим видом выпалил: ‒ Не надо мне никакого лечения! Я нормальный. Это мать меня к вам притащила. А я просто играть люблю, вот и все.

Термин «компьютерная зависимость» был введен американскими психиатрами где-то в середине 90-х годов прошлого столетия. Именно тогда бурное развитие вычислительной техники и программного обеспечения привело к появлению оригинальных, ярких, сложных и чрезвычайно интересных компьютерных игр. Кое-кому (особенно подросткам) оторваться от них было никак невозможно. Они и не отрывались – забывая про все на свете, теряя себя в виртуальной реальности.

Первые случаи физического и нервного истощения у таких игроков вызвали у психиатров всего лишь удивление и профессиональный интерес. Нарастающая лавина пациентов с навязчивой идеей игры с компьютером заставила встревожиться и заняться проблемой всерьез. Сегодня компьютерная зависимость признана психическим заболеванием, масштабы распространения которого таковы, что врачи говорят о нем как о социальном бедствии.

Как я понял, мой пациент был любитель поиграть, не выходя в Интернет. Игра в Сети предполагает наличие «живых» партнеров и соперничество, и этим занимаются те, кому не хватает общения. А вот если человек в качестве соперника выбирает свой компьютер, то есть играет «с диска»… Это значит, что он разочарован в реальном мире, а может быть, и боится его. Он не верит в свою способность что-то в нем изменить и не хочет иметь с ним дела. В этой жизни ему не нужны ни он сам, ни другие люди. В игре он ищет не общения и самоутверждения, а ухода в виртуальную реальность.

Почему здоровый двадцатилетний парень лишился интереса к жизни, боится на людей посмотреть и не хочет себя показать?

 ‒ А вы пробовали волевым усилием выключить компьютер и заняться другими делами? В жизни так много интересного. Вы ведь столько упускаете.

Я не ожидал услышать ответ.

‒ Пробовал, ‒ неожиданно признался парень. – Похожу немного вокруг него, а потом снова включаю. Не могу себя преодолеть, тянет играть…

Его воля была полностью подавлена. Кем?

Похоже, что проблема моего пациента была серьезнее, чем казалось в начале нашей беседы…

Я «посмотрел» на парня и увидел то, что ожидал увидеть. В его поле находилась подселенная сущность. Чужеродная энергоинформационная структура-паразит «вросла» в ауру «хозяина» и создала такие сильные полевые искажения, что личность парня изменилась неузнаваемо. Сущность успешно диктовала ему свою волю. А воля ее была такова: ей неинтересна человеческая судьба, она хочет построить свою жизнь, и та, которой можно жить в виртуальной реальности, ей подходит.

‒ Так, молодой человек, ‒ решительно взялся я за дело, – сейчас мы с вами «поработаем», я проведу сеанс лечения. Не отказывайтесь – попробуйте его пройти до конца. Вы сразу все поймете. Один сеанс, договорились?

Он равнодушно кивнул в ответ.

Первые пять минут нашего взаимодействия он ничего необычного не ощущал, сидел спокойно. Но потом все изменилось. Парень охнул и округлил глаза:

‒ Что со мной такое? У меня голова от туловища отделилась!

Я ничего не ответил, продолжал «работать». Он испуганно зашептал:

‒ Распадаюсь… Я распадаюсь на куски! Ноги как будто не мои. Из груди какие-то стрелы выходят… Ой! Из живота что-то вываливается!

Через пару минут у него задергались мышцы лица, глаза закатились, при этом глазные яблоки непрерывно двигались, веки мелко дрожали. Смотреть на парня было, конечно, страшновато, но я видел: ему ничто не угрожает. Гармонизация его поля проходила успешно, а это гарантия того, что все будет хорошо. Он испытывал необычные ощущения потому, что подселенная сущность почувствовала себя не в своей тарелке и пыталась исправить положение. Но сделать она ничего не могла: бороться ей было не с кем, просто среда ее обитания потихоньку становилась для нее «отравленной».

Я понимал, что мне не удастся реставрировать поле парня за один сеанс. Но рано или поздно я это сделаю ‒ и тогда подселенная сущность уйдет по своей воле. Ее дни в поле моего пациента были сочтены.

Сеанс продолжался минут тридцать. Под конец процедуры парень успокоился, расслабился и обессилено обмяк на стуле. Когда я прекратил наше взаимодействие и тихонько окликнул его, он открыл глаза и несколько минут молча сидел, удивленно озираясь. Он оглядывал все вокруг так, как будто видел в первый раз.

‒ Интересно… ‒ пробормотал парень. Он неуверенно пошевелился и встал. Взгляд его стал сосредоточенным,  в нем читалось любопытство… и радость. Он внимательно посмотрел на меня и улыбнулся.

Я улыбнулся ему в ответ: напротив меня стоял совершенно другой человек. Подселенный «паразит» втянул щупальца, которыми душил личность моего пациента. Молодой человек снова стал самим собой.

Мы вышли в приемную, взволнованная мама поднялась нам навстречу. Сын подошел к ней и прогудел:

‒ Все нормально, мам. Не волнуйся.

Мы договорились о следующей встрече. На прощание я сказал молодому человеку:

‒ Теперь вы уже сами, без помощи мамы, сможете решить, стоит ли тратить жизнь на игрушки. Прикиньте, сколько часов в день вы можете проводить за компьютером без вреда для здоровья, учебы и общения с любимой девушкой, – и стройте свою судьбу в этой, а не в виртуальной, реальности!

Вот такая история…

  Аллан Чумак, «Книга-экстрасенс»,

изд-во «Эксмо», 2008

КУПИТЬ МОЮ ЛЕЧЕБНУЮ ФОТОГРАФИЮ

КУПИТЬ МОЙ ЛЕЧЕБНЫЙ СЕАНС ВИДЕО

ЧТО ЕЩЕ ВАЖНО ПРОЧЕСТЬ НА ЭТУ ТЕМУ:

ВЕРА В ТВОРЦА

ВЕРА В СЕБЯ

Все права защищены
Аллан Чумак © 2011
товаров:шт.
на сумму:руб.